Новости института


Новости ИСП РАН

05 Февраля, 2016

"Мы выполняем функцию первопроходцев на передовых направлениях развития ИТ"

Изменения экономической ситуации в стране помимо обсуждения практических вопросов о том, как действовать в сложные времена, сделали актуальной и тему более философского плана — какой должна быть общая стратегия развития ИТ-отрасли, как в реализации этой стратегии следует распределять участие бизнеса и государства, какая роль выпадает научно-образовательной системе страны, включая Российскую Академию наук (РАН). Именно эти вопросы обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов обсудил с директором Института системного программирования РАН Арутюном Аветисяном и основателем и нынешним научным руководителем этого института Виктором Иванниковым.

PC Week: Какова роль академической науки в современном ИТ-мире? Как эта роль меняется в последние два десятилетия? Какие тенденции видны в будущем?

Виктор Иванников: Для начала нужно уточнить, что мы понимаем под термином «академическая наука». Тут есть два основных аспекта: подготовка специалистов высшей квалификации — то, что у нас называют высшей школой, вузами, — и проведение собственно научных исследований. С одной стороны, это несколько разные дела, с другой — сильно взаимосвязанные. В разных странах конкретные организационные модели этой взаимосвязи различаются. В США, например, исторически реализована более высокая степень такой интеграции, там университеты одновременно являются и исследовательскими центрами. Но немало у них и «чисто исследовательских» организаций. В СССР высшая школа и система Академии наук были организационно разделены, хотя, конечно, жесткой границы никогда не было: вузы проводили исследования, а задача подготовки кадров, в том числе в сотрудничестве с высшей школой, всегда была одной из важнейших для академии. Что касается нашего института, то с момента его основания более двадцати лет назад он базировался как раз на принципах совместного решения задач исследований и подготовки кадров.

В последние годы у нас наблюдается курс на трансформацию российской высшей школы в англосаксонский вариант — чтобы университеты выступали и в качестве базовых исследовательских центров. Насколько верен этот путь, сказать сложно, особо позитивных результатов пока не видно, но при этом туда направляются ресурсы, забираемые у существующей системы РАН.

В целом функции подготовки кадров и проведения перспективных исследований за академической системой, конечно, сохраняются. Хотя и меняются. Современный специалист сейчас должен учиться и повышать свою квалификацию всю жизнь, то есть старая модель с жестким разделением этапов «учебы» и «работы» меняется на схему постоянного обучения параллельно с работой. Должна обеспечиваться более тесная интеграция всех трех составляющих: учеба, наука, производство. Существенную часть фундаментальных исследований ведут центры крупных ИТ-корпораций.

На Западе высшая школа сегодня выполняет еще одну качественно новую функцию: именно она является главной питательной средой для стартапов в высокотехнологичных отраслях, особенно в ИТ. То есть университеты — это не только кузница кадров и генераторы идей, но и производство проектов и даже «компаний». У нас ситуация несколько иная, в нашей стране модель «вуз как производитель стартапов» в силу ряда причин не работает, поэтому нам нужно использовать другие схемы производства инноваций.

PC Week: Почему же нам не подходит западная модель «производства стартапов»?

В. И.: Такую модель может использовать именно вуз, где есть постоянный приток студентов и достаточно большие преподавательские ресурсы. Там выпускники естественным образом покидают альма-матер и отправляются в дальнейшее плавание, но только не в одиночное, ища себе рабочее место в той или иной компании, а уже в самими созданной бизнес-структуре. Если стартап уходит с их научным руководителем, то заменить преподавателя в крупном вузе не так уж сложно, тем более что в ведущие американские университеты есть постоянная очередь высококвалифицированных людей, желающих занять это место. У нас же университеты недостаточно сильны в плане практических исследований, с обеспеченностью преподавательскими кадрами там не очень хорошо. А структуры вроде нашего института не могут позволить себе отпускать команды, поскольку мы можем оказаться без квалифицированных сотрудников. Все это усугубляется огромными кадровыми потерями, произошедшими в стране в результате утечки мозгов за последние два с половиной десятилетия, которая продолжается и сегодня.

Арутюн Аветисян: Надо сказать, что различия моделей академической науки наблюдаются во всем мире. Наша схема похожа на то, что происходит в Европе, в том числе в ведущих странах региона — во Франции, в Германии. В отличие от США там также значительную роль играет государство, в том числе в плане финансирования, направляемого и в систему образования, и в перспективные исследования.

PC Week: Хотелось бы поговорить об инновационных ИТ-разработках. Как это происходит на практике, возможно, на примере вашего института?

В. И.: У нас уже есть довольно долгосрочный проект по разработке статического анализатора программного кода. Тут мы конкурируем с рядом аналогичных решений западных компаний, но, смею уверить, системы такого уровня в мире можно сосчитать на пальцах одной руки. О конкурентоспособности нашего инструмента говорит хотя бы то, что его внедрил у себя один из крупнейших производителей электроники в мире.

PC Week: В чем отличие вашего института от обычной российской коммерческой компании, которая занимается подобными проектами?

В. И.: Различий масса! У нас кандидатов и докторов наук, возможно, больше, чем в половине софтверных компаний России, вместе взятых. Это совершенно другой уровень квалификации сотрудников. На небольшой институт штатной численностью около двухсот человек приходится более ста студентов и почти сорок аспирантов. Мы таким образом выполняем важнейшую задачу подготовки кадров высшей квалификации для всей отрасли, чего не делает ни одна отечественная ИТ-компания, пусть даже численность у неё в несколько раз больше нашей. У нас намного более широкий диапазон направлений исследований, в то время как коммерческая компания должна фокусироваться на каких-то очень фиксированных целях и максимально быстром получении результатов.

А. А.: Статус института является комплексным. Мы во многом пересекаемся с университетами, потому что у нас есть свои образовательные курсы; подготовка кадров — это одна из наших задач. В чем-то мы пересекается и с коммерческими компаниями, поскольку есть у нас и вполне коммерческие проекты. Но при этом все же нужно понимать, что мы является некоммерческим государственным научно-исследовательским институтом, у нас нет цели извлечения прибыли, у нас отделов маркетинга и продаж. Если в крупных ИТ-компаниях число собственно разработчиков составляет 10–15% от общей численности сотрудников, то у нас это фактически 100%. То есть мы полностью сосредоточены на исследованиях, а также на подготовке, в сотрудничестве в ведущими университетами страны, специалистов-исследователей элитного уровня — на том, что в мире называется research education.

И вторая связанная с первой задача — это выполнение именно исследовательской работы на передовых направлениях. Так, несколько лет назад мы начали активные исследования в области in-memory Big Data, были получены результаты и создана научная группа, конкурентоспособная на мировом уровне. Полученные результаты влияют как образование, подготовку кадров и позволяют разрабатывать и внедрять новые технологии в этой области. Сейчас на основе этих результатов ведутся совместные исследования и разработки с одной из ведущих мировых компаний, крупные отечественные компании только сейчас изучают возможности применения этих технологий в коммерческих продуктах и приходят к нам за консультациями. Именно такую миссию «первопроходцев» выполняет академическая наука и в мире, и в нашей стране.

И наконец, то, что называется связью науки и производства: проверив на уровне исследования эффективность той или иной технологии, мы ищем деловых партнеров, чтобы перевести ее из статуса лабораторного образца в промышленные продукты. Проблема заключается в не очень высоком спросе на инновации в российских ИТ-компаниях, в том числе, казалось бы, находящихся на передовых позициях. До сих пор получалось так, что мы скорее находили партнеров за рубежом, чем внутри страны. Но сейчас ситуация несколько меняется к лучшему: мы видим растущий интерес к нашим результатам со стороны как коммерческих, так и государственных структур.

PC Week: Даже в советские времена многие НИИ, во всяком случае прикладные, имели далеко не стопроцентное бюджетное финансирование. А как финансируется ваш институт сегодня? Что вам заказывает государство?

А. А.: У нас доля госфинансирования намного меньше, чем в советские времена. Собственно, чисто из бюджета мы получаем примерно 15% денег, еще столько же — из разного рода государственных фондов, но эта вторая часть приходит к нам в виде грантов в результате конкурсов, за победу в которых нужно бороться.

При этом роль бюджетного финансирования очень велика, поскольку именно за его счет выполняются пилотные исследования, которые потом могут получать последующее развитие в коммерческих проектах. Конечно, далеко не 100% «пилотов» переходят в «продуктив». Бывает, что работа по грантам получает хорошие отзывы в научной среде, сопровождается защитой диссертаций, но коммерческого продолжения не имеет. Но это — нормальная для научных исследований ситуация. В этом и заключает роль первопроходцев, чтобы находить не только новые пути, но и на собственном опыте определять тупики. Не говоря уже о том, что в науке хорошо известно понятие «открытие, сделанное раньше времени» — просто его время придет позднее.

В этом плане показателен пример нашего анализатора кода. Работа началась с того, что в 2002 г. был получен один грант, потом другой. Затем, увидев, что проект может выйти на коммерческий уровень, мы пару лет финансировали его из собственных средств, и только после этого был найден серьезный заказчик-инвестор.

PC Week: Как вашими достижениями может воспользоваться отечественная ИТ-отрасль?

А. А.: У нас многие проекты реализуются по модели Open Source. Могу утверждать, что открытых разработок мы реализуем больше всех в стране.

В. И.: Еще одна важная наша функция — выступать в роли независимого эксперта при, например, выборе тех или иных технологий и продуктов. Не так давно именно такую работу мы проводили по заказу очень крупной российской финансовой структуры. Это был серьезный проект, в рамках которого потребовалось создать не только методику тестирования, но и инструменты для ее реализации.

PC Week: Давайте вернемся к системе высшей школы. Какова динамика подготовки ИТ-кадров? Видны ли тенденции к улучшению ситуации?

В. И.: Думаю, что пока тут все развивается, скорее, по нисходящей. Продолжается отток кадров — как из страны, так и из научно-преподавательской среды в коммерцию. На мой взгляд, и качество образования в целом ухудшается. Но главная проблема — с научно-преподавательскими кадрами, приток молодежи здесь минимальный, в ближайшее время есть угроза потери необходимой критической массы, после чего процесс может просто затухнуть. Впрочем, проблемы с образованием начинаются уже на уровне школы, хотя там наблюдается такой парадокс: нехватки учителей вроде бы нет, а уровень подготовки выпускников в среднем снижается.

PC Week: Тогда, естественно, возникает вопрос: что делать?

А. А.: Простых и быстрых решений нет, это надо понимать. Нужна некоторая стратегия и долгая работа по ее реализации. Необходимы не отдельные меры, а целый комплекс мер в разных областях. Но главное, я думаю, нужно формировать повышение спроса на технологии и образование со стороны отечественной экономики. Тогда автоматически начнется и рост предложений, в том числе на качественном уровне.

PC Week: Спасибо за беседу.

Источник: PC Week/RE


Все новости